Больше чем вы знаете Майкл Мобуссин саммари

Больше чем вы знаете Майкл Мобуссин, необычный взгляд на мир финансов. Сборник эссе известного эксперта, в котором автор предлагает свое объяснение поведения рынка, опираясь на самые неожиданные источники информации.

В основу книги легла серия из 50 коротких эссе, написанных Майклом Мобуссином для инвесторов, в которых он отстаивает применение муль­ти­дис­ци­пли­нар­но­го подхода к изучению поведения рынков.

Поскольку это сборник, в нем, вполне естественно, нет единой связующей линии и не хватает по­сле­до­ва­тель­но­сти. В то же время в том, что главы не связаны друг с другом, есть и свои плюсы, особенно принимая во внимание веру Мобуссина в мно­го­фак­тор­ный анализ.

Если вы ищете по­сле­до­ва­тель­но изложенную концепцию поведения рынка, то эта книга не для вас. Автор этого труда неод­но­крат­но заявляет, что на самом деле никто не знает, почему на рынке все происходит так, а не иначе.

Попытки объяснить, почему рынок ведет себя опре­де­лен­ным образом, говорит он, опираются на модели, которых в дей­стви­тель­но­сти просто не существует.

Из краткого содержания книги вы узнаете:

  • Является ли ин­ве­сти­ро­ва­ние профессией или бизнесом;
  • Каковы пси­хо­ло­ги­че­ские факторы, влияющие на инвесторов;
  • Чему могут научиться инвесторы у колонии муравьев.

Основные идеи

  • Финансовая теория не способна даже в общих чертах объяснить поведение рынка.
  • Инвесторы, особенно про­фес­си­о­наль­ные, должны сделать акцент на процессе, а не на результате. Хороший результат не извиняет отсутствие налаженного процесса.
  • Некоторым из инвесторов удается раз за разом превзойти рынок. Примеры неод­но­крат­ных, постоянных удач такого рода говорят о наличии у них ис­клю­чи­тель­ных качеств; это происходит не случайно.
  • При принятии ин­ве­сти­ци­он­ных решений думайте об ожидаемой ценности, пересилив свое “близорукое неприятие убытка”.
  • По­ве­ден­че­ская теория финансов проясняет многое в том, как принимаются решения, но не дает полного понимания рынка.
  • Чтобы выяснить, как меняется рынок, используйте муль­ти­дис­ци­пли­нар­ный подход.
  • Стремиться к тому, чтобы сделать процесс принятия ин­ве­сти­ци­он­но­го решения абсолютно бес­страст­ным, – большая ошибка, равно как и идти на поводу у своих эмоций.
  • Показатель соотношения цены и прибыли, – возможно, и не абсолютно бесполезная вещь, но и не слишком полезная.
  • По­зна­комь­тесь с ис­сле­до­ва­ни­я­ми жизни об­ще­ствен­ных насекомых, например муравьев и пчел; это позволит лучше понять поведение рынка.
  • Большое число неспе­ци­а­ли­стов могут совместными усилиями решать задачи, оказавшиеся непо­силь­ны­ми для экспертов.

Краткое содержание Больше чем вы знаете Майкл Мобуссин

Не результат, а процесс

Ин­ве­сти­ци­он­ные решения должны исходить из философии ин­ве­сти­ро­ва­ния. Правильная же философия больше зависит от тем­пе­ра­мен­та, чем от вызывающего восхищение уровня IQ.

Терпение и прилежание в ин­ве­сти­ро­ва­нии намного важнее достижения выдающихся результатов. Хороший результат – это не оправдание для плохо отлаженного процесса.

Правда, иногда и налаженный процесс может привести к плохим результатам, но в конечном счете эф­фек­тив­ность такого подхода будет выше, чем при полном пре­не­бре­же­нии процессом.

К сожалению, ин­ве­сти­ци­он­ное сообщество чаще обращает внимание на результат, а не на процесс.

Превзойти рынок

Несмотря на то, что рынок очень трудно переиграть, некоторые выдающиеся ин­ве­сти­ци­он­ные фонды раз за разом это делают. Они отличаются от своих сред­не­ста­ти­сти­че­ских коллег по цеху по целому ряду параметров:

  • У них ниже коэффициент обо­ра­чи­ва­е­мо­сти портфеля.
  • Они больше инвестируют в свои основные акции, их кон­цен­тра­ция портфелей значительно выше, чем у того или иного индекса.
  • Они исповедуют стоимостной подход, покупая недо­оце­нен­ные акции.
  • Большинство из них находятся не в финансовых центрах, таких как Нью-Йорк и Бостон.

“Несмотря на высокие ставки и зна­чи­тель­ные ресурсы, которые выделяются на изучение рынков, мы еще многого не понимаем”.

Инвесторы спорят о том, является ли ин­ве­сти­ро­ва­ние профессией или все же это бизнес. До недавнего времени биз­нес-под­ход доминировал над про­фес­си­о­наль­ным. Пред­ста­ви­те­ли последнего делают ставку на дол­го­сроч­ные вложения, назначают низкую комиссию и инвестируют против рынка.

В то же время ин­ве­сти­ци­он­ная фирма процветает, когда она со­сре­до­то­чи­ва­ет­ся на крат­ко­сроч­ных вложениях, берет высокие ко­мис­си­он­ные и продает все, что пользуется спросом.

Большинство су­перин­ве­сто­ров являются скорее про­фес­си­о­на­ла­ми в этой области, нежели биз­не­сме­на­ми. Дол­го­сроч­ные вложения делают про­фес­си­о­наль­ных инвесторов менее вос­при­им­чи­вы­ми к колебаниям неустой­чи­вых рынков.

Они меньше тратятся на тран­зак­ци­он­ные издержки. Вместе с тем, действуя на основе принципа разумности, они могут поставить под удар свою работу, если, например, пережидают спад на рынке, в результате которого снижается стоимость их портфелей.

По иронии судьбы соображения биз­нес-ха­рак­те­ра могут привести к увольнению лучших ин­ве­сти­ци­он­ных менеджеров.

“Наше врожденное желание соединять причины и следствия на­тал­ки­ва­ет­ся на труд­но­уло­ви­мость их связей. И… мы придумываем связи са­мо­сто­я­тель­но”.

Ожидаемая ценность

Неважно, насколько часто вы попадаете в цель. Имеет значение лишь то, чтό именно приносит вам попадание в “яблочко”. Поскольку многим свойственно “близорукое неприятие убытка”, то чем чаще они принимают правильные решения, даже если речь идет о совсем небольших суммах, тем они счастливее.

На самом же деле выгоднее ошибаться по мелочам, чтобы в итоге выиграть по-крупному. Во всех действиях, связанных с ве­ро­ят­но­стью, в особенности в том, что касается ин­ве­сти­ро­ва­ния или азартных игр, следует помнить о таких слагаемых успеха:

  • Мастерство.Хорошие про­фес­си­о­наль­ные игроки со­сре­до­то­чи­ва­ют свои усилия на изучении приемов в опре­де­лен­ной игре.
  • Множество вариантов.Изучив самые разные варианты, вы найдете редкие возможности.
  • Огра­ни­чен­ные шансы.Идеальные условия возникают очень редко, даже если вы про­ана­ли­зи­ро­ва­ли все последствия огромного количества вариантов развития событий.
  • Тщательно продуманные ставки.Чтобы сыграть в казино, нужно прежде сделать ставки. В ин­ве­сти­ро­ва­нии же вы можете дождаться бла­го­при­ят­ных условий и только после этого вложить свои капиталы.

“Смысл для инвесторов заключается в том, что, даже когда вы компетентны, бла­го­при­ят­ные ситуации – где у вас будет обос­но­ван­ное аль­тер­на­тив­ное мнение, не совпадающее с рынком, – возникают нечасто”.

Об­ще­при­ня­тая теория финансов делает акцент на ха­рак­те­ри­сти­ках компании, в то время как грамотные инвесторы анализируют условия работы этого бизнеса.

И хотя полоса удачи – это не такая уж редкость, у опытных инвесторов она наступает чаще. Подобно феномену “горячей руки” в баскетболе, серии побед доказывают важность про­фес­си­о­наль­ных навыков.

“Частично ответ на этот вопрос кроется в про­ти­во­ре­чии – и, возможно, растущем дисбалансе – между профессией инвестора и ин­ве­сти­ци­он­ным бизнесом… Профессия состоит в управлении портфелями с целью обеспечения их мак­си­маль­ной дол­го­сроч­ной доходности, тогда как бизнес заключается в ге­не­ри­ро­ва­нии прибылей (зачастую крат­ко­сроч­ных) для ин­ве­сти­ци­он­ной фирмы”.

Психология ин­ве­сти­ро­ва­ния

По­ве­ден­че­ская теория финансов заставила мир по-новому взглянуть на процесс принятия эко­но­ми­че­ских решений, но пока не представила целостного подхода к анализу рынков. Последними же движут кол­лек­тив­ные решения.

Даже если большое число инвесторов совершают независимо друг от друга ошибки, в со­во­куп­но­сти, как ни па­ра­док­саль­но, их решение будет верным. Поэтому для понимания того, что происходит на рынке, мало просто иметь собственные убеждения (хотя это важно), нужно еще знать, во что верят другие люди и что они собираются пред­при­ни­мать.

Современные рынки подвержены влиянию мно­го­чис­лен­ных стресс-фак­то­ров. Различные изменения, инновации и быстрая обо­ра­чи­ва­е­мость инвестиций приводят к снижению пред­ска­зу­е­мо­сти и управ­ля­е­мо­сти.

Поэтому менеджеры мыслят лишь крат­ко­сроч­ны­ми категориями и не лучшим образом реагируют на стрессовые ситуации.

“Наблюдаемые сегодня тенденции в экономике и индустрии управления активами существенно усиливают ощущение непред­ска­зу­е­мо­сти и непод­кон­троль­но­сти”.

Как и любой человек, инвесторы неизбежно под­вер­га­ют­ся воздействию пси­хо­ло­ги­че­ских и эмо­ци­о­наль­ных факторов. Инвесторы должны учитывать такие общие пси­хо­ло­ги­че­ские тенденции, описанные Робертом Чалдини, как взаимный обмен, по­сле­до­ва­тель­ность, социальное до­ка­за­тель­ство, бла­го­рас­по­ло­же­ние, авторитет и роль дефицита.

Так, тот, кто ре­ко­мен­до­вал те или иные акции, может чувствовать себя обязанным и дальше приобретать их, чтобы показать свою по­сле­до­ва­тель­ность.

Инвесторы склонны обращать внимание на данные, которые под­твер­жда­ют пра­виль­ность принятого ими решения, и иг­но­ри­ро­вать информацию, до­ка­зы­ва­ю­щую обратное.

Подражание также является серьезной рыночной силой. Иногда оно может привести к более ка­че­ствен­но­му решению, основанному на кол­лек­тив­ной мудрости, а может и заманить инвесторов в опасную ловушку стадного поведения.

Ин­ве­сти­ци­он­ное решение не является ис­клю­чи­тель­но ра­ци­о­наль­ным. Интуиция и эмоции не просто вмешиваются в процесс принятия решения – они необходимы для правильного выбора. И все же эмоции способны сбить инвесторов с пути истинного.

Известные ин­ве­сти­ци­он­ные менеджеры, вероятно, тоже подвержены влиянию эмоций, но они понимают, что ими руководит.

“Ключевой вывод состоит в том, что во всех сферах де­я­тель­но­сти длинная по­сле­до­ва­тель­ность успехов обычно указывает на отличное мастерство”.

Все меняется

В течение прошедшего столетия большинство ценных бумаг, входивших в расчет первого индекса Чарльза Доу, перестали су­ще­ство­вать. Это произошло не в одночасье, рынок менялся постепенно.

Не последнюю роль в таком процессе играл и продолжает играть совокупный эффект от инноваций, появление которых неизбежно. Инвесторы должны понять истинные за­ко­но­мер­но­сти изменений, не обманывая себя во­об­ра­жа­е­мы­ми моделями.

“Ясное понимание ос­но­во­по­ла­га­ю­щих принципов инноваций вряд ли позволит вам предсказать, какие акции будут держать ваши внуки. Но оно очень поможет предвидеть, как могут измениться ожидания и как эти изменения, в свою очередь, отразятся на вашем портфеле”.

Экономист Пол Ромер считает, что сегодня источниками бла­го­со­сто­я­ния являются “идеи, формулы и инструкции по обработке сырья”.

Если в прошлом богатство обес­пе­чи­ва­лось воз­мож­но­стью управлять физическими ресурсами, то сегодня важнее ин­тел­лек­ту­аль­ные активы. Ин­но­ва­ци­он­ный процесс теперь ос­но­вы­ва­ет­ся на “ре­ком­би­на­ции идей”.

“Опережающие рынок компании – это «временные члены постоянной группы»”.

В процессе развития головного мозга ребенка си­нап­ти­че­ские связи и создаются, и разрушаются. Примерно то же самое происходит и с про­мыш­лен­но­стью.

К примеру, в сфере про­из­вод­ства автомобилей, телевизоров и компьютеров на начальном этапе возникло большое количество компаний и вза­и­мо­свя­зей, которые позже стали не менее активно исчезать.

Именно после такого сокращения числа игроков и наступает наилучшее время для ин­ве­сти­ро­ва­ния в новую отрасль. Цены на акции могут упасть, потому что не все пер­во­на­чаль­ные инвесторы, потерявшие деньги на ранних стадиях развития отрасли, готовы и дальше терпеливо ждать ее расцвета.

Но не огра­ни­чи­вай­тесь лишь изучением самой ин­но­ва­ци­он­ной разработки, при­смот­ри­тесь к тому, как на нее реагирует рынок. Скор­рек­ти­руй­те свои ожидания, исходя из идеи со­зи­да­тель­но­го разрушения.

Ин­но­ва­ци­он­ные компании дей­стви­тель­но обес­пе­чи­ва­ют более высокую доходность, но не бесконечно. Большую часть избыточной доходности компания генерирует в первые пять лет.

Затем, в последующие 15 лет бывший новатор де­мон­стри­ру­ет сред­не­от­рас­ле­вые показатели, а спустя пару десятилетий уже отстает и от них. На самых ранних стадиях рынок недо­оце­ни­ва­ет инновацию, а позже начинает ее пе­ре­оце­ни­вать.

“Един­ствен­ная компания, которая и поныне остается в индексе [Доу], – General Electric, хотя сегодня она больше «general», нежели «electric»”.

Хотя менеджерам и инвесторам необходимо ко всему подходить стра­те­ги­че­ски, с их стороны будет большой ошибкой как заглядывать слишком далеко в будущее, так и исходить из крат­ко­сроч­ной перспективы.

Вокруг все слишком быстро меняется, чтобы привязывать стратегию организации или ин­ве­сти­ро­ва­ния к какому-то жесткому плану. Лучше установить несколько простых правил и позволить менеджерам, принимающим решения, реагировать на изменения условий так, как они считают нужным, но в уста­нов­лен­ных пределах.

Хорошо работающая система автономно действующих агентов, следующих простым правилам при принятии решений, может в один прекрасный день стать очень мо­гу­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ци­ей.

Как показал пример чемпиона по гольфу Тайгера Вудса, когда тот работал над своим замахом (он решился на ухудшение своих результатов на период изучения более эффективной техники), компаниям и инвесторам может по­тре­бо­вать­ся изменить свои методы работы и пойти на снижение своих показателей на какое-то время, чтобы в итоге превзойти рынок.

“Те инвесторы, которые всецело со­сре­до­то­чи­ва­ют свое внимание на темпах роста, упускают из вида такие важные аспекты, как стра­те­ги­че­ские пре­иму­ще­ства компании и вытекающие из них эко­но­ми­че­ские результаты”.

Время нарушает все пропорции

Из-за изменения де­мо­гра­фи­че­ских факторов в системе социального обеспечения США возник ряд проблем. Сотрудники этого аме­ри­кан­ско­го ведомства при расчете ожидаемой про­дол­жи­тель­но­сти жизни и соотношения работающих граждан и пенсионеров опирались на данные прошлых лет.

Вот этого-то и нельзя было делать. Инвесторы совершают аналогичную ошибку, когда используют для оценки стоимости ценных бумаг средние ис­то­ри­че­ские показатели соотношения цены и прибыли.

Ре­тро­спек­тив­ные данные, как и старые де­мо­гра­фи­че­ские ха­рак­те­ри­сти­ки, не могут считаться надежной информацией. Все, кто проходил основы финансов, знают, что инвесторы, решая вопрос об адек­ват­но­сти цены акций, учитывают налоги, уровень инфляции и опе­ра­ци­он­ные издержки.

Однако ставки на­ло­го­об­ло­же­ния и показатели инфляции менялись на протяжении всего XX века, а мировая экономика с каждым годом все больше опирается на ин­тел­лек­ту­аль­ный, а не на ма­те­ри­аль­ный капитал. Бизнес, построенный на нема­те­ри­аль­ных активах, работает иначе, чем тра­ди­ци­он­ные компании.

“Проще говоря, средние ис­то­ри­че­ские показатели цены/прибыли фактически не дают инвесторам никаких указаний на то, какой будет доходность рынка на протяжении типичного ин­ве­сти­ци­он­но­го горизонта”.

Коэффициент цена/прибыль, как утверждают некоторые, должен повыситься, потому что компании, опирающиеся на нема­те­ри­аль­ные активы, списывают свои затраты на НИОКР как расходы, а такие компании составляют бóльшую долю экономики.

Вместе с тем можно также утверждать, что у ко­эф­фи­ци­ен­та цена/прибыль есть все шансы снизиться или остаться на том же уровне, так как этим компаниям, возможно, будет труднее сохранить свое кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство, чем более тра­ди­ци­он­ным фирмам, работающим с ма­те­ри­аль­ны­ми активами.

Так или иначе, относитесь к ко­эф­фи­ци­ен­ту цена/прибыль и полученным муль­ти­пли­ка­то­рам с долей скептицизма. Будьте готовы к тому, что отраслевые изменения будут происходить быстрее, а значит, ин­ве­сти­ци­он­ные портфели будут больше, а их обо­ра­чи­ва­е­мость выше, чем то, что пред­став­ля­лось оптимальным в прошлом.

Коэффициент цена/прибыль – вещь весьма условная, в ее основе лежат ожидания рынка от­но­си­тель­но темпов роста и доходности. Рост (то есть соотношение доходности и стоимости капитала) может быть как по­ло­жи­тель­ным, так и от­ри­ца­тель­ным или нейтральным. “Рост может стать и иногда становится путем к банкротству”.

Если ценная бумага является хорошей инвестицией, то ее доходность будет выше стоимости капитала, на какой-то период она обеспечит сверх­до­ход­ность и сможет вернуться на прежний уровень в случае временного падения доходности.

“Зачастую невозможно сказать заранее, откуда будет исходить следующая прорывная идея. Однако факты позволяют утверждать, что ис­поль­зо­ва­ние раз­но­об­раз­ных источников информации повышает вероятность нахождения полезных идей”.

Следует отметить, что компании не могут бесконечно де­мон­стри­ро­вать сверх­до­ход­ность. Приток новых инвестиций приводит к снижению доходности до уровня стоимости капитала.

Однако некоторые компании дей­стви­тель­но из года в год за­ра­ба­ты­ва­ют огромные прибыли. По данным ис­сле­до­ва­ния 1700 компаний за период с 1960 по 1996 год, более 10% из них обес­пе­чи­ва­ли устойчивую сверх­до­ход­ность.

Стоимостные (стра­те­ги­че­ские) инвесторы, конечно, пред­по­чи­та­ют покупать дешевые компании с прицелом, что те в будущем будут показывать хорошую доходность.

Дешевыми они могут быть, потому что рынок пока не оценил их потенциал должным образом, но возможен и другой вариант: участники рынка справедливо посчитали их бес­пер­спек­тив­ны­ми.

Согласно другому ис­сле­до­ва­нию, охватившему 1200 ком­мер­че­ских организаций, оказалось, что большинство из них не смогли до конца оправиться после падения рен­та­бель­но­сти.

Поэтому следует запомнить, что у большинства дешевых акций имеются веские основания быть таковыми, а у “падших ангелов” шансы вновь воспарить над рынком весьма призрачны.

“Нужно поговорить по мобильному телефону, ответить на массу электронных писем, встретиться с тем-то и тем-то – в результате у нас не остается времени на то, чтобы читать, думать и играть с идеями”.

Сложность

Обратимся к колонии муравьев. У них нет цен­траль­но­го руководства, что, тем не менее, не мешает им справляться с любыми сложными проблемами.

Муравьи выбирают лучшее ме­сто­по­ло­же­ние для своей колонии, мусорных куч, кладбища, следуя инстинктам, а не расчетам. Природой в них заложена способность искать и ис­поль­зо­вать самые раз­но­об­раз­ные возможности.

Колония муравьев допускает неэф­фек­тив­ные действия, помехи и хаотичность, потому что в результате ей удается обеспечить себя новыми источниками пропитания.

У муравьев есть чему поучиться. Недавно проведенные ис­сле­до­ва­ния доказали, что, как ни странно, люди, не имеющие необходимых знаний и опыта, совместными усилиями могут решать задачи, которые не под силу экспертам.

Кол­лек­тив­ный разум независимо работающих ин­ди­ви­ду­у­мов может ге­не­ри­ро­вать значительно более эффективное решение, чем заключения лучших спе­ци­а­ли­стов. Фондовый рынок можно сравнить с колонией муравьев.

Участники рынка, не имеющие цен­тра­ли­зо­ван­но­го руководства и ис­поль­зу­ю­щие различные источники информации, чаще всего де­мон­стри­ру­ют по­ра­зи­тель­ную способность давать правильную оценку той или иной ценной бумаге.

Хотя у толпы порой и случается истерика и она начинает безум­ство­вать, но это скорее исключение, чем правило; происходит это в моменты, когда инвесторы перестают вести себя независимо и начинают действовать в унисон.

Таких эпизодов в истории немного, но все они имели масштабные последствия. Не думайте, что к рынку применимо нормальное рас­пре­де­ле­ние ве­ро­ят­но­стей.

Тра­ди­ци­он­ный анализ фондового рынка показал бы, что катастрофы, про­изо­шед­шей в октябре 1987 года, в таких чудовищных масштабах тео­ре­ти­че­ски быть просто не могло. Однако она все же случилась.

Больше чем вы знаете Майкл Мобуссин, приобрести книгу